Ахметов пытается спасти “Метинвест” от Фирташа

02.05.2018 20:47

Напомним, что осенью прошлого года кипрская Raga Establishment (контролируется Дмитрием Фирташем) получила решение лондонского суда о заморозке активов Рината Ахметова и его компаний в связи с нарушением условий сделки 2013 года по перепродаже (приватизированного за два года до этого) “Укртелекома”. В декабре суд Никосии постановил заморозить активы Ахметова на сумму 820 млн долларов, а также запретил ему и его компаниям тратить более 20 тыс евро в месяц. Чуть позже похожее решение принял и суд Амстердама.
Первоначально СКМ Рината Ахметова излучал оптимизм и заверял окружающих, что это все мелочи: 27 февраля кипрский суд проведет заседание и снимет арест с активов. Но в конце января дело приняло неожиданный оборот— судья окружного суда Никосии, принимавший решение о “заморозке” активов СКМ, заявил самоотвод, отказавшись участовать в дальнейшем рассмотрении иска Raga. Столь неожиданное решение породило волну слухов, что Ахметову как-то удалось запугать кипрского “служителя Фемиды”. Хотя не исключен вариант, что инициатором этой отставки была как раз сторона Дмитрия Фирташа. Ведь назначение на дело нового судьи автоматически приведет (и мы это уже видим) к продлению сроков “заморозки” имущества Ахметова.
Так или иначе, но среди топ-менеджеров Ахметова потихонечку нарастает паника. Крупнейший отраслевой холдинг Рината “Метинвест” объявил о проведении на всех своих ключевых производственных активах в Украине внеочередных собраний акционеров с однотипными повестками дня, в которых ключевым вопросом является дача согласия на заключение крупных сделок с целью привлечения материнской компанией— Metinvest B.V. (Нидерланды)— до 8 млрд долларов. Подобное мероприятие на ЧАО “Мариупольский металлургический комбинат (ММК) имени Ильича” состоится 20 марта текущего года, на “Азовстали” и Авдеевском коксохимзаводе — 19 марта, на Центральном ГОКе — 15 марта, на Северном ГОКе — 16 марта, Ингулецком ГОКе — 14 марта текущего года.
Акционерам ГОКов и меткомбинатов предлагается предварительно одобрить заключение крупных сделок на протяжении года, в частности, кредитных договоров, выпусков облигаций и других финансовых операций под получение финансирования (или рефинансирования) Metinvest B.V. cуммарно не более 8 млрд долларов. При этом каждый отдельный договор не должен превышать по сумме 2,5 млрд долларов (в качестве примера можете ознакомиться с повесткой внеочередного собрания акционеров на СевГОКе). И только на АКХЗ общая граничная сумма договоров— 6,5 млрд долларов.
Очевидно, что никто в здравом уме и твердой памяти не собирается занимать “Метинвесту”, который в марте 2017 года с трудом реструктуризировал свой долг на 2,3 млрд долларов, не то что 8 млрд долларов, но даже и значительно более скромную сумму. Горно-металлургической монополии Ахметова хорошо бы справиться хотя бы с погашением уже реструктуризированной задолженности до конца 2021 года, не говоря уже о новой.
Другой вопрос, что учитывая отсутствие в портфеле у Raga обеспечительных решений отечественных судов менеджмент “Метинвеста” надеется (возможно, волюнтаристски), что сформировав искусственную взаимную задолженность украинских активов Metinvest B.V. друг перед другом, а также перед материнской компанией он превратит эти предприятия для любого желающего их заполучить в этакую “ядовитую пилюлю”.
Правда, на пути реализации этого замечательного плана есть, как минимум, два препятствия. Во-первых, после одобрения акционерами осуществления таких финансовых транзакций вся ответственность за их заключение все равно ложится на генеральных директоров предприятий. По информации “Интерфакса”, далеко не все из них рады такому “окну возможностей”. В частности, гендиректор СевГОКа Павел Тимошенко предпочел в данной ситуации попросту уволиться.
Во-вторых, в рамках упомянутого выше соглашения о финансовой реструктуризации долга “Метинвесту” пришлось заключить с кредиторами договора залога контрольных пакетов акций, а также оборудования трех из 6 предприятий, на которых в марте планируется провести внеочередные собрания акционеров, — Ингулецкого и Центрального ГОКов, а также ММК имени Ильича. Для этой “троицы” в прошлом году даже создано новое юридическое лицо — Metinvest Management B.V., которому были переданы их активы. Очевидно, что решение превратить Мариупольский меткомбинат имени Ильича и еще два дважды заложенных ГОКа (первый раз в виде пакета акций, второй— в виде оборудования) не найдет понимания у кредиторов Metinvest B.V.
Очевидно, что творцом схемы защиты активов “Метинвеста” выступает его нынешний гендиректор Юрий Рыженков. 6 лет назад, еще будучи исполнительным директором в другом отраслевом холдинге Ахметова ДТЭК, он разрабатывал подобный механизм превращения только что купленных на приватизационных конкурсах предприятий (“Захидэнерго”, “Днепроэнерго”, “Киевэнерго”, Крымэнерго”, “Днепроблэнерго” и “Донецкоблэнерго”) в “ядовитую пилюлю” для “младоолигархов” Януковича.
В первом полугодии 2012 года на всех предприятиях энергохолдинга Ахметова прошли собрания акционеров, где были приняты решения, что эти предприятия могут выдавать возвратную финансовую помощь своему акционеру — DTEK Holdings B.V. (Голландия) либо юрлицам, в которых более 60% акций принадлежит данной нидерландской компании.
Предполагалось, что в случае конфликта с “Семьей” за пределы Украины может быть оперативно перечислено более 3 миллиардов долларов в качестве финпомощи DTEK Holdings B.V. и ее “дочкам”. Наиболее вопиющий примером использования этой схемы стало “Киевэнерго”, где на собрании акционеров было принято решение, что столичная энергомонополия имеет право выдать 1,9 млрд. долларов возвратной финансовой помощи. По оценкам главы аналитического департамента инвесткомпании Concorde Capital Александра Паращия, такая цифра “приблизительно равна сумме всех денежных поступлений, которые “Киевэнерго” может получить в 2012 году”. “Теперь фактическая стоимость компании “Киевэнерго” будет равна нулю, ведь ее активы будут равны ее обязательствам”, — заявил тогда аналитик инвесткомпании “Арт капитал” Олег Иванец.
В итоге ДТЭК так и не пришлось использовать это “оружие массового поражения”. Однако схемка явно запала в подсознание Юрию Рыженкову, который считает, что в нынешнем конфликте с Фирташем все средства хороши.
Однако, не факт что вариант с “отравленной пилюлей” (кстати, так и не проверенный на практике) сработает в нынешнем конфликте. Ведь для использования подобных схем очень важен контекст. Одно дело борьба с окружение президента-коррупционера исключительно в правовом поле Украины. Другое — манкирование решениями судов в трех ключевых для бизнеса собственника международных юрисдикциях. Да еще к тому же вполне реальный шанс “плюнуть в душу” внешним кредиторам, которые и так скрипя сердцем пошли на весьма мягкую для “Метинвеста” реструктуризацию долга. А тут очередная подляна